Неприятный человек: диагноз или распущенность?

Любовь Годзинская

Как здорово, когда есть рядом кто-то, на ком можно сорвать свое дурное настроение.

Ведь «если держать все в душе, только хуже самому себе.

Человек взорвался, нахамил, показал себя полной тряпкой, несостоятельным. Разорался, развопился, задурил, порвал кому-то галстук… В конце концов, загулял, рискнул и влюбился по уши...

Но он же выложился! В наш нервный век чем угодно, но нужно снять напряжение. Все болезни от нервов…»

Замечательный монолог героя фильма «Из жизни отдыхающих» вызывает у нас улыбку, и мы чувствуем даже некоторое согласие с этим мнением. Но самим нам навряд ли захотелось бы оказаться человеком, на котором снимают напряжение.

Я знаю, что всем нравиться невозможно, да и не нужно, но мне лично нравится нравиться. И для этого я стараюсь вырабатывать в себе такую манеру поведения, в которой сочетались бы правдивость и такт, открытость и сдержанность, принципиальность и деликатность, заботливость и ненавязчивость… Это не значит, что мне всегда и все удается, но я искренне стараюсь. И мне удивительно видеть людей, которые – осознанно или нет – но даже не пытаются нравиться другим!

Мы с мужем и детей своих научили «вежливому тексту». Трехлетние сыновья обращались к взрослым с просьбой не иначе как: «Уважаемый, будьте так добры, если вас не затруднит, вы не могли бы…» Не буду утверждать, что они выросли архивежливыми, но не хамами точно.

Конечно, это было скорее забавной формой игры, нежели воспитательным моментом. Но подобная игра предполагала и развитие в ребенке определенных полезных для жизни навыков. Ведь культуре общения тоже надо учить с раннего детства.

Кто-то спросит: а при чем здесь «неприятный человек», если мы говорим сейчас о вежливости и воспитанности? Кто-то скажет, что и воспитанный человек может быть неприятным. И он будет прав. Потому что очень вежливые бывают слишком приторными, навязчивыми, а сверх меры культурные – ужасными занудами. И те, и другие могут вызывать не меньшее раздражение, чем хамы. Как известно, любая крайность плоха.

И все же речь пойдет не о воспитанности как таковой. Давайте договоримся, что в данной статье вежливость, деликатность, тактичность и прочие достойные качества будут являться вспомогательными для того, чтобы быть человеком приятным во всех отношениях. В меру приятных!

Еще кто-то попытается мне возразить, что частенько мы сами легко прощаем людям их несдержанность. Например: уважаемый педагог сорвался, грохнул кулаком по столу и наорал на нерадивого ученика. Или: отец обозвал «гаденышем» и врезал подзатыльник сыну за проступок. Мама «заистерила», не зная, как еще «достучаться» до дочери. Да, мы многое готовы простить людям, которых любим, тем, кто заботятся о нас. Или кого считаем правыми, или уважаем за другие ценные качества (ум, порядочность, щедрость, верность…). В любом правиле есть исключения. И тут каждый решает для себя сам, что безропотно принимать и чему противостоять.

Один из членов моей семьи всегда встает с левой ноги. Лучше не попадаться в это время на его пути, не приставать с приветствиями, с вопросами, с разсюсюкиваниями (испробовано все). Он «сова» и утром к нему… не суйся, дороже будет. Он умеет быть обходительным и очень вежливым с чужими. Но не считает нужным стараться нравиться своим близким (они ведь и такого любят). Не желает учитывать то обстоятельство, что рядом с ним начинает день его семья. И его дурное настроение может быть заразительно.

Можно, конечно, «клин клином вышибать», но это не мой метод. И я, шутливо, прижавшись к стенке в коридоре, пропускаю его напряженное тело и угрюмое лицо и тихо улыбаюсь. Потому что все равно знаю, что однажды он «повзрослеет». Он рассмеется над самим собой, улыбнется мне, и скажет: «Доброе утро». Моя тактика – терпение, игра, юмор. А помощники мне в этом: вера, надежда и любовь.

Порой человеческие эмоции выходят из-под контроля. И тогда легко в порыве гнева наговорить лишнего своим родителям или детям. Они любят, а, значит, стерпят. После мы виним себя за то, что сгоряча нагрубили родному человеку лишь потому, что были «не в духе».

Жаль, но вот чтобы сказать кому-то что-то приятное, нам всегда нужен какой-нибудь особый повод. А потому самым близким, бывает, так и не успеваем этого сделать при жизни.

В споре с другом или коллегой иногда не удается сдержать свои чувства – и вот уже испорчен день двоим, а порой и всему коллективу. И, прежде всего, себе.

Чтобы тебя любили – приходится быть со всеми хорошим каждый день. Чтобы ненавидели – напрягаться не приходится вообще. (Из мультсериала «Симпсоны»)

Когда эмоции утихают, мы осознаем, что были не правы, но ведь так легко, однажды сорвавшись, «ляпнув» обидное, потерять навсегда и любовь близких, и уважение сослуживцев.

Не помню уже, по какому поводу я закатила дома истерику. Я была еще школьницей. Мама нежно, как больного человека попыталась успокоить меня. И тогда моя старшая сестра, студентка, очень серьезно сказала: «Это не нервы, это – распущенность!»

Ее слова очень отрезвили нас всех и запомнились мне на всю жизнь.



Источник: Shkolazhizni.ru

Фото: Flickr.com


детский интернет магазин